Home » News » Муса: выживший в чеченской мясорубке

Муса: выживший в чеченской мясорубке


The Finnish-Russian Civic Forum (FINROSFORUM) promotes cooperation between the peoples of Finland and Russia by supporting civic initiatives for democracy, human rights, and free speech.

Archives

Media_httpiimgurcomdo_vfnom

Финский интернет-журнал Fifi опубликовал интервью с Мусой, чеченским беженцем, живущим в Финляндии. Ниже – сокращенный перевод статьи Юсси Фербома.

Документальный фильм финского режиссера Мерви Юнкконена «После жизни – четыре истории пыток» является мучительным, невыносимым и красивым обращением в защиту жертв пыток. Один из главных героев фильма – Муса, который спасся из чеченской мясорубки. Он хочет, чтобы зрители фильма оценили важность свободы и поняли, что конфликт в Чечне не закончен. Однажды, как он надеется, он сможет рассказать своему сыну о своем опыте прохождения через пытки.

«Когда они забирают вас ночью на допрос, они надевают вам пластиковый пакет на голову, и три или четыре человека задают один и тот же вопрос опять и опять. Они бьют вас по голове, иногда дают разряд электрического тока, а затем снова сжимают пакет вокруг вашей головы. Вы должны думать о том, что собираетесь сказать, потому что вы должны сказать что-то. И затем, когда вас возвращают обратно в камеру, вы думаете о том, что вы сказали, что они заставили вас сказать. Тогда у вас возникает чувство, что вы нигде не находитесь в безопасности».

Это говорит чеченец по имени Муса, один из главных героев фильма «После жизни». Мы сидим в кафе в Хельсинки вместе с режиссером фильма Мерви Юнкконеном и переводчиком Матти Мяки. Муса говорит спокойно, легко, как аналитик. Все же трудно быть в роли слушателя.

«Мне повезло выйти живым из той мясорубки. Люди, которые пытали меня и продолжают пытать других, были абсолютно уверены, что никто не вырвется живым из их тисков и что они не понесут никакого наказания за свои действия. Я не должен был здесь говорить вам о том, через что я прошел», – говорит Муса.

Муса получил убежище в другой европейской стране и с 2007 года живет в Финляндии вместе со своей семьей. Его местопребывание и бюрократический статус убежища, однако, не гарантировали ему безопасности в полном смысле этого слова. Муса описывает свой побег из Чечни как «состязание» с местными властями – попадет ли он в безопасное место раньше, чем они поймают его снова. Жизнь за пределами родины казалась далекой и чуждой. Однако он должен был выбрать между пыткой и выживанием.

«Пребывание в безопасности» стало, однако, очень противоречивым опытом. «Я думал, что, как только я рассказал правозащитным организациям о том, что только что увидел своими глазами, они перейдут к действию. Однако реакция выглядела скорее так, что я был только одним из многих, и что это было нормально, что людей пытали и убивали, что это был только путь, который я прошел».

В тюрьме люди были полностью оторваны от реальности, и тюремные стены, как предполагалось, определяли границы мира на следующие 10-20 лет.

«Я думаю, что человек, которого забирают чтобы убить, будет реагировать адекватным способом. То, как это происходит, не оставляет никакого выбора, кроме как преуспеть в этом. Точно так же – когда вы много дней бились о стену, вы будете счастливы рассказать все, что вы узнали, и признаться в том, что сделали все это. Именно поэтому вы должны адаптироваться к реальному миру за пределами тюрьмы, и это занимает много времени. Я думаю, что я бы не смог сделать это без своей семьи».

В Финляндии Муса узнал, что жертвы пыток могут получить помощь от Центра реабилитации жертв пыток. «Я понятия не имел о том, что представляет из себя это лечение, но я быстро понял это. Профессионалы из центра очень помогли мне. Они не делали операций и не лечили мои больные органы тела, но они проникли внутрь моей головы. Я все еще должен избавиться от путаницы, но часть ее в любом случае исчезла,» – говорит Муса мне, смеясь.

Во время лечения были такие моменты, что отвечавший за него доктор не мог больше сдерживать слезы. Муса не удивлялся, несмотря на то, что эти события были частью его повседневной жизни.

«Когда мы были заключенными, всем нам было очень плохо; мы были как будто на птицеферме, где цыплят выбирали, чтобы убить. Но мы всегда улыбались людям, которые держали нас там. Мы не давали им возможности почувствовать, что мы сломались. Когда нас выводили во внутренний двор на прогулку, мы танцевали традиционные чеченские танцы. Каждый раз, когда кого-то забирали, мы прощались с ним, как будто бы он собирался умереть. Когда он возвращался, мы принимали его как своего родного брата. В таких условиях мы были там», – рассказывает Муса.

Муса говорит, что его первой мыслью было, что люди, которые заключили его в тюрьму – это все же люди, и что они будут реагировать, если вы покажете им, какую сильную боль вы испытываете, когда вас избивают. Случилось противоположное: мучители били его еще сильнее. Муса пришел к пониманию, что когда человек попадает в такую ситуацию, он борется до конца, а если силы подводят его, он плывет по течению.

«Люди в реабилитационном центре – настоящие профессионалы; они объяснили многое обо мне, чего я вообще не понимал вначале».

Тюрьма была расположена в 20 минутах от дома Мусы. Все те, кто держал заключенных в тюрьме и пытал Мусу, были чеченцами. «Никакой русский никогда не поднимал руку на меня,» – сказал Муса. Он сказал, что у него были «очень приятные беседы» с его мучителями. «Постарайтесь понять.» – говорили они. «Это наша работа, и в действительности все совсем по-другому. Вы должны только принять это, иначе мы никуда не придем».

«Перед моим вторым и последним судебным заседанием те, кто сопровождал меня из моей камеры в суд, сказали мне, что чувствуют, что я могу выбраться отсюда, и велели мне не говорить о том, что произошло.»  В то же самое время они понимали, что Муса не собирался молчать. «Если бы я сбежал и затем хранил молчание, было бы нечестно. Подумайте, что было бы, если бы все те, кто находился в нацистских концлагерях, молчали. Мы понятия не имели бы о том, что там происходило,» – объяснил Муса.

Муса подчеркивает, что, вопреки многим сообщениям средств массовой информации, конфликт в Чечне продолжается. «Если бы у нас был доступ к местам, где люди [чеченского диктатора Рамзана] Кадырова держат заключенных, то мы увидели бы много подвергаемых пыткам людей. Пытки продолжаются, только их масштаб изменился. В 2000-2006 очень много людей было убито, особенно молодых. Из числа моих друзей пятеро исчезли без следа, и их родители все еще понятия не имеют, что произошло с их сыновьями. Финляндия не должна отказывать в убежище чеченцам, потому что никакой чеченец не покинет свою родину только для своего собственного удовольствия, кроме тех, кто служит Кадырову. Они могут сделать что угодно людям вроде меня в Чечне: они могут убить нас, они могут опозорить нас, они могут пытать нас».

Я должен несколько раз сказать Мусе, что мне очень трудно понять то, о чем он рассказывает. «Я могу это очень хорошо понять,» – говорит он. Все же я пробую еще раз. Я спрашиваю его, что зрители документального фильма Мерви Янкконен должны были понять о мире и людях в нем.

«Это трудный вопрос. Очень трудно сказать просто – пожалуйста, думайте так или иначе. Хотя я хотел бы сказать: удостоверьтесь, что нечто подобное этому не происходит в вашей стране. Любой может быть обвинен, но очень трудно доказать, что человек виновен. Однако есть место под названием Чечня, где никто ничего не должен доказывать. Когда человек попадает в обработку, он становится виновным и преступным. Я хотел бы, чтобы люди чувствовали ценность жизни и свободы. Это – самая важная вещь, все остальное – только мусор. Мы не должны позволить деспотизму править,» – завершает Муса.

Перевод: Елена Маглеванная.

Оригинальная статья Юсси Фербома появилась в Fifi 10 февраля 2012 г. Общественная вещательная компания Финляндии YLE показывала документальный фильм Мерви Юнкконена 13 февраля 2012 г.


Comment

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: